Дислексия что такое

Содержание

Не все дети с одинаковым успехом могут учиться читать и писать, и виной тому может быть вовсе не лень или невнимательность. Родители таких детей все чаще слышат слово «дислексия». Это целый комплекс проблем, которые возникают при овладении различными навыками: чтение, математика, письмо, ориентация в пространстве и во времени, координация и моторика. О том, что это такое и как помочь ребенку-дислектику, рассказывает Мария Стулова, специалист по коррекции дислексии, первый российский методист, лицензированный международной ассоциацией DDAI.

Мария Стулова, методист по коррекции дислексии, член международной ассоциации дислексии DDAI, кинезиотерапевт

Как специалист с многолетним опытом работы в области дислексии, методист и мама ребенка-дислектика (моей дочери почти 20 лет), я хочу поделиться своими наблюдениями, опытом и знаниями.

Дети-дислектики могут отличаться выдающимися способностями, но при этом они очень страдают от связанных с дислексией трудностей, от неприятия сверстников и, что ужаснее всего, учителей.

Как распознать дислексию

Прежде всего, не стоит искать дислексию у ребенка младше 8 лет! Нелепые ошибки при чтении и письме, «зеркальные» и «прыгающие» буквы — все это допустимо у ребенка на первом этапе овладения навыками чтения и письма. Стоит тревожиться, если ситуация не изменилась к окончанию первого класса.

Что отличает ребенка-дислектика? Есть набор характерных признаков, которые могут отличаться и меняться. И это непостоянство — тоже признак дислексии.

Общие признаки

Ребенок-дислектик кажется очень сообразительным, но при этом он читает и пишет хуже своих одноклассников. Часто его считают ленивым и отстающим как в учебе, так и в развитии. Естественно, у него низкая самооценка, он очень переживает.

Такой ребенок часто грезит наяву, легко отвлекается, забывает о времени, теряет внимание. Лучше всего он усваивает материал через практический опыт, эксперименты, наблюдения и наглядные пособия.

Чтение, правописание, зрение

При чтении дислектик жалуется на головокружение, тошноту или головную боль. А буквы, цифры, слова, устные объяснения приводят его в замешательство.

Читая, ребенок додумывает окончания, не дочитывает слова, перечитывает несколько раз, но практически не улавливает смысла. Заметны частые повторы, добавления, перестановки, пропуски и замены букв, цифр и слов.

Он пишет с огромным количеством ошибок, пропуская, дублируя или заменяя буквы. Часто отсутствуют заглавные буквы, знаки препинания; может писать несколько слов слитно, не делая пробелов.

Ребенок чувствует или видит несуществующие передвижения во время чтения, письма или переписывания.

Кажется, что испытывает трудности со зрением, хотя проверка показывает, что зрение в норме.

Слух и речь

У дислектика хороший слух, он способен слышать то, что неуловимо для других, и легко отвлекается на различные звуки.

Он испытывает трудности при выражении своих мыслей, его речь бедная, односложная; говорит с запинками; не заканчивает предложения; при волнении заикается; неправильно произносит длинные слова; меняет местами словосочетания, слова и слоги; испытывает трудности с последовательностью изложения.

Письмо и двигательные навыки

У дислектика изменчивый или неразборчивый почерк. Ему сложно писать и переписывать тексты. Карандаш или ручку он держит необычно.

Часто путает право и лево, верх и низ, отличается плохой координацией движений, из-за чего не удаются командные виды спорта и игры с мячом. Есть подверженность укачиванию.

Математика и время

Дислектик испытывает трудности с пониманием условий задач, с определением и расчетом времени, при операциях с деньгами. Для вычислений он использует счет на пальцах и другие приемы. Зная ответы, он не может делать вычисления на бумаге.

Память и познавательные способности

У ребенка-дислектика отличная долговременная память на впечатления, места и лица. Он очень наблюдателен и в деталях запоминает события, которые стали его личным опытом. При этом информацию, которую он получил не на практике, такой ребенок запоминает плохо. Думает он чаще с помощью образов и ощущений, а не звуков и слов.

Поведение, здоровье, развитие и индивидуальность

Ребенок с признаками дислексии нормален в интеллектуальном отношении. Но его поведение отстает от возраста. Часто эмоциональная зрелость 17-летнего подростка соответствует 13 годам. Дислектик может быть и крайне неорганизован, и очень педантичен, а в классе выполнять роль шута, задиры или молчуна. Он обладает острым чувством справедливости и эмоциональной восприимчивостью.

Количество ошибок при чтении и письме и других симптомов резко возрастает при затруднениях, стрессе, а также при спешке и проблемах со здоровьем.

Как найти причину дислексии

Есть два основных подхода к определению дислексии.

Первый — педагогический: здесь мы видим наличие симптомов, но нет нарушений физики тела и психики. Определить это можно после тщательного медицинского обследования. В этом случае наука пока не способна объяснить причины дислексии.

Дислексия может наблюдаться у клинически здорового ребенка, который весел, открыт, свободен для общения, а грустит и расстраивается лишь тогда, когда приходит время садиться за уроки. Такая форма хорошо поддается педагогической коррекции со специалистом.

Второй — клинико-психологический: симптомы дислексии появляются при нарушениях, влияющих на работу мозга. Это могут быть особенности психики, неврологические заболевания, патологии развития и так далее. Чтобы найти эти нарушения, нужно обратиться к специалистам.

Дислексия — это не болезнь, сама по себе в лечении не нуждается!

Невролог

Пройдите максимально возможное обследование: энцефалограмму и томографию мозга, допплерографическое исследование сосудов. Важно определить, является ли дислексия последствием каких-то объективных причин. Но гораздо важнее вовремя выявить или исключить серьезные патологии, нарушения, сбои в работе систем, влияющих на работу мозга. Обращайтесь в неврологические диагностические центры и институты. При выявлении проблем может понадобиться медицинская помощь.

Психолог

Любому дислектику нужна помощь психолога. Он поможет вам выявить уровень стресса вашего ребенка и найти его причины. У дислектиков часто возникают проблемы в коммуникации, трудности с бытовыми делами: самостоятельным походом в магазин, поездкой на транспорте. Страх и непонимание того, что с ними происходит, делают их замкнутыми и еще более непонятными для окружающих. А это еще больше затрудняет их социализацию.

Нейропсихолог

В задачу этого специалиста входит построение новых нейронных связей. Этот процесс длится не менее 9−12 месяцев. Если вам предлагают двухнедельные или трехмесячные курсы, это недобросовестная работа и выкачивание денег.

Как справиться с дислексией

Можно ли от нее избавиться

«Вылечить» дислексию раз и навсегда нельзя, ее можно скорректировать и дать ребенку «инструменты», которые значительно облегчат ему жизнь и процесс обучения, помогут самостоятельно регулировать свое состояние. Но изменить восприятие мира дислектика и работу его мозга мы не в силах. Если мы хотим справиться с дислексией, то мы должны набраться терпения, показать свое внимание, участие и поддержку ребенку, страдающему от этого недуга. А специалисты по коррекции дислексии научат его тем способам овладения информацией, которые подходят именно ему.

Что собой представляет коррекция дислексии

Если необходимо лечение нарушений, вызывающих дислексию, то о его длительности и эффективности нужно спрашивать у врачей.

Мы же говорим о коррекции дислексии в тех случаях, когда ребенок клинически здоров. Здесь подойдет метод Дейвиса, который сейчас считается самым эффективным инструментом коррекции дислексии. Метод Дейвиса — это понимание восприятия и видения мира дислектика изнутри. Сам метод основан на особом подходе к обучению детей и взрослых. Такой подход имеет высокую результативность и за очень короткие сроки возвращает уверенность в себе.

Неоспоримость методики можно оценивать и по реакции детей, которые с удовольствием бегут на занятия. По словам самих ребят, здесь их понимают и говорят с ними на одном языке. Дети шаг за шагом движутся вперед, осваивают ключи методики и открывают одну за другой двери в новый мир.

Участие родителей в коррекции дислексии

Я считаю обязательным участие родителей в процессе коррекции и охотно делюсь с ними знаниями. Коррекция необходима, чтобы построить недостающие связи в мозге. А для этого нужно время! Успешность такой работы зависит и от мотивации ребенка, его желания изменить ситуацию в лучшую сторону и от степени самой дислексии. Она может проявляться в легкой форме, а может быть такой, когда ребенку не справиться без помощи специалистов и родителей.

Помогите своему ребенку сами

В первую очередь постарайтесь понять, что у вашего ребенка образное мышление. А это значит, что его мысли — это картинки. Малыша никто не учил описывать образы, поэтому ему трудно выражать свои мысли словами. Слова, не связанные с образами, для него просто звуки, от которых он устает. Именно поэтому часто возникает чувство, что ребенок не все и не сразу понимает. Именно поэтому дислексия — частая спутница диагноза СДВ (синдром дефицита внимания). Именно поэтому речь ребенка-дислектика часто сбивчивая, непоследовательная, односложная и в ней явно чувствуется обедненный словарный запас. Попробуйте описать «Джоконду» словами. Испытали замешательство? То же чувствует и ребенок-дислектик, когда ему нужно передать свои мысли.

Развивайте его речь

Первое, что мы должны сделать, — начать развивать его речь и наращивать словарный запас. Но ваш ребенок не поймет вас, если вы будете объяснять ему все, как вы привыкли — «на словах». Ему нужны образы! Вы должны научиться показывать ему все! С очевидными вещами проблем не возникнет: это предметы, признаки, действия. А вот что делать с предлогами, терминами, междометиями? Тут вам стоит прийти на обучающий семинар.

Ребенок-дислектик осваивает и использует впоследствии только то, что является его собственным жизненным опытом. Поэтому наша задача — этот опыт ему предоставить. Советую запастись словарями: толковым, антонимов, синонимов, пословиц и поговорок. Дислектики воспринимают все буквально, их нужно учить понимать пословицы.

Развитие речи должно стать образом вашей жизни! Почему это так важно? Научить читать дислектика не так уж сложно. А вот понимать текст он не сможет: в его сознании нет связей между образами в его голове и словами. Изучать слова нужно в разных значениях. У одного только предлога может быть от 5 до 15 значений. Похожие трудности могут возникнуть с математикой и с другими предметами по той же причине. Числа, ноты, знаки препинания — это все те же символы, они абстрактны для дислектика.

Не заставляйте читать

Пока ребенок не прошел коррекцию дислексии, чтение вызывает у него огромные трудности. Представьте, что вы читаете в движущейся машине, которую сильно трясет на дороге. Вы не станете читать и отложите книгу. То же самое испытывает дислектик, но мы заставляем его читать! Результат — истерики, головная боль, тошнота, слезы…

Читайте ему сами, давайте больше визуальной информации: фильмы, спектакли. Все школьные хрестоматии существуют в аудиоформате, в интернете достаточно записей радиоспектаклей.

Приобщайте к спорту

Особенно важны упражнения на баланс и координацию движений: это формирование межполушарных связей. Здесь подойдут ушу, цигун, йога, батут. А также дыхательная гимнастика: она позволяет достигнуть равновесия, баланса внутреннего состояния!

Обязательно обратитесь к специалисту, пройдите диагностику и получите рекомендации относительно именно вашего ребенка.

Дислексия: что это такое? Виды и признаки, причины и симптомы

Некоторые дети читают задом наперед, искажают структуру слов, смешивают или заменяют звуки на похожие. Подобное отклонение требует грамотного лечения и постоянных занятий с родителями, иначе ребенка ждет множество проблем во взрослом возрасте.

Что это за болезнь?

Дислексия – это психическое заболевание, проявляющееся при обучении ребенка чтению. Оно связано с тем, что нервная система не окончила свое формирование в полной мере.

Расстройство навыков чтения встречается преимущественно у детей, однако ему подвержены и взрослые, если в детстве не было уделено должного внимания лечению заболевания.

Дисграфия и дислексия – тесно связанные понятия в психоневрологии. Первое расстройство связано с ошибками при письме, а второе – с нарушением чтения. От 5 до 15 процентов людей на Земле страдают этими заболеваниями. Подобная проблема есть у знаменитых актеров Орландо Блума, Киану Ривза.

Дислексия у младших школьников не дает повода считать их нездоровыми. Они всего лишь не в состоянии расшифровать входящую информацию.

Причина кроется не во всем мозгу, а лишь в его участке. Важно уметь отличать тревожные симптомы от незнания грамматических правил. При подобных нарушениях ошибки носят стойкий и специфичный характер.

Ученые выяснили, что эти отклонения связаны с нейробиологическими причинами.

У дислексиков область задней части височной извилины левого полушария малоактивна. В структуре мозга наблюдаются отклонения от нормы за счет зон пониженной плотности.

Медики выделяют и другие причины патологии:

  • сверхактивность правого мозгового полушария;
  • ЧМТ;
  • серьезные инфекции;
  • тяжелые беременность и роды (преждевременная отслойка плаценты, нехватка кислорода в утробе);
  • употребление во время беременности наркотиков или алкоголя.

Особую роль играют социальные факторы. Это могут быть недостаток внимания, неблагоприятная обстановка в семье, педагогическая запущенность.

Известно, что подобное расстройство у мужчин и женщин связано со следующими факторами:

  • черепно-мозговая травма в детстве;
  • ДЦП;
  • асоциальный образ жизни.

Расстройство передается на генетическом уровне, поэтому велик шанс того, что у родителей, страдающих дислексией, родится ребенок с унаследованным заболеванием.

Код по МКБ-10

R 48.0

Симптомы и признаки

Проявления заболевания разнятся в зависимости от формы расстройства.

Есть несколько общих симптомов, которые помогают обнаружить проблемы психики:

  • боль в голове при чтении;
  • усталость (особенно во время чтения);
  • проблемы с письмом;
  • рассеянность;
  • невнимательность;
  • чтение с поочередным закрыванием глаз;
  • нежелание обучаться;
  • потирание век;
  • приближение источника чтения к глазам.

Процесс чтения сопровождается следующими признаками:

  • пропуск букв и слов;
  • запинки в озвучивании текста;
  • несоответствие результатов чтения возрасту ребенка;
  • непонимание текста.

Иногда пациент испытывает трудности с координацией в пространстве, его движения могут неуклюжими или замедленными.

При подозрении на дислексию родители должны обеспечить своему малышу профессиональную помощь. Если он не получит поддержки, то может перестать учиться и поверит в свою бесполезность.

Программист из Америки создал сайт, который помогает понять, как видят текст люди с дислексией. Буквы на странице прыгают в разных направлениях, вызывая неприятное ощущение в голове.

Точно также видят символы больные, когда пытаются читать в интернете новости, почту или обычную книгу. Этот сайт дает глубже понять проблему людей с когнитивным расстройством, влияющим на чтение и письмо.

Виды

Врачи логопеды которые много лет знакомы с дислексией, знают, что это такое и помогут диагностировать, какой именно тип дислексии у пациента.

Виды и признаки заболевания:

  1. Фонематическая. Спровоцирована недоразвитием работы системы фонем языка. Эта форма характеризуется побуквенным чтением, искажением структуры слова.
  2. Семантическая. Читающий ребенок не понимает прочитанного текста. Он не искажает слов, однако не в состоянии ответить, о чем прочитал. Главной причиной непонимания текста является разделение слов на слоги.
  3. Аграмматическая. Обусловлена плохим развитием грамматического строя речи. При такой форме заболевания ребенок изменяет окончания в словах, путает числа существительных.
  4. Мнестическая. Характеризуется трудностью усвоения букв у детей. Вызвана нарушением связи между буквой и звуком, а также плохой работой речевой памяти.
  5. Оптическая. Развивается на фоне изменений психики, которые ограничивают оптическое и пространственное восприятие, нарушениями синтеза и анализа в процессе зрительного узнавания. Проявляется в трудностях усвоения букв и их постоянных заменах.

Выделяют также тактильную дислексию, которая наблюдается у слепых. При чтении человек применяет сенсомоторную систему. Дислексия в этом случае мало чем отличается от расстройств, возникающих у зрячих детей. Ребенок, лишенный зрения, теряет слова, не дочитывает их до конца, путает буквы.

Тест

Если у вас есть подозрение, что вы или ваш ребенок страдаете этим заболеванием, попробуйте ответить на вопросы приведенного ниже теста. Если большинство ответов — положительные — это повод обратиться за консультацией к специалисту.

Лечение и коррекция

Выявить признаки патологии позволяет грамотное обследование. Специалист проводит тест на дислексию, проверяет слух и способность слышать звуки. Выясняется, какая из сенсорных систем больного работает лучше.

Центры лечения дислексии практикуют занятия по исправлению подобных отклонений и используют передовые методики и современные развивающие программы.

Над устранением проблемы работают психиатры, психологи и логопеды. Способ терапии зависит от формы и стадии патологии. Важно развить у ребенка функциональные навыки чтения, используя необходимые виды обучения распознавания звуков.

Логопед обычно проводит упражнения в форме игры.

Пациенту предлагается выполнить несколько заданий:

  • отыскать конкретную букву в тексте;
  • обвести буквы по контуру;
  • вырезать алфавитный символ из бумаги;
  • озвучить сочетания букв;
  • правильно назвать ударение в слове;
  • добавить недостающие символы алфавита.

Логопед при этом учитывает проявления расстройства, характер нарушения, механизм дислексии. У взрослых пациентов способы коррекции предполагают углубленные методики, хотя принцип их не отличается от занятий с маленькими детьми.

Лечение заболевания по методу Дейвиса является одним из самых эффективных. Создатель Центра коррекции чтения придумал уникальную программу, которая направлена на обучение дислексиков тому, как грамотно применять имеющееся расстройство. Рональд Дейвис, страдающий аутизмом, на своем опыте доказал эффективность метода и считает дислексию даром.
Основными элементами программы являются:

  1. Оценка состояния. Оценивается степень затруднения восприятия и выявляется область, которая волнует ребенка больше остальных. Пациент учится выстраивать модели, основанные на его опыте, изучает окружающую действительность.
  2. Переключение. Основным симптомом расстройства является дезориентация. На этом этапе больной учится отключать ее для получения точных образов.
  3. Расслабленность и проверка. Пациент создает с помощью воображения чувство расслабления, визуализирует образы.
  4. Координация. Больной избавляется от проблем с моторной координацией благодаря специальным тренировкам.
  5. Освоение символов. Чтобы дислексик усвоил ту или иную букву, ему нужно самостоятельно воссоздать символ в трех измерениях и сопоставить его с аналогом на листе. Для этого подойдет пластилин.
  6. Правильная настройка. Устранить дезориентацию можно с помощью «умственного глаза», который пациент должен зафиксировать в нужном положении.
  7. Последовательность в чтении. Ребенок обучается чтению слева направо, говорит, что означает то или иное слово.

В качестве профилактики советуют проходить обследование у специалиста на признаки дислексии. Следует учить ребенка воспринимать прочитанный текст на слух с ранних лет.

Родители должны научить малыша читать в игровой форме и с помощью обучающих материалов. Чем скорее будут обнаружены первые признаки расстройства, тем эффективнее станет лечение.

Чтение стало для ребенка страданием. Можно ли победить дислексию

Сюжет: Чтение.

Дислексия не проходит самостоятельно

– Сможет ли ребенок с дислексией нормально учиться в школе?

– Дислексии разные. С некоторыми из них очень непросто, и требуется много времени на их преодоление. Часто дислексия сочетается с нарушениями письма и счета, нередко – это вторичная проблема речевых и когнитивных трудностей, иногда это проблема только нарушения чтения, а в целом ребенок успешен. Нужно обследование, постановка диагноза, помощь разных специалистов – логопеда, нейропсихолога, врача, психолога. Если акценты расставлены правильно и ребенок получает адекватную помощь, занимается с теми специалистами, которые необходимы для решения проблем дислексии, то успех обязательно придет.

– Что такое дислексия? Какие бывают виды?

– Это частичное и специфическое расстройство навыков чтения при сохранении общей способности к обучению, которое выражается в стойких ошибках, нарушении скорости и способа чтения.

Дислексия не проходит самостоятельно. Подходы к трактовке нарушений при дислексии в отечественной и зарубежной науке разнятся. Во многих странах «дислексия» – это единый термин для всех проблем с письменной речью: и в чтении, и в письме, и при овладении орфографией и арифметикой, а также проблемы, связанные с моторными нарушениями и поддержанием внимания.

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

В российской науке для обозначения каждой нозологии есть отдельные диагнозы с приставкой дис- (частичное нарушение): дислексия, дисграфия, дизорфография, дискалькулия, диспраксия и СДВ(Г), соответственно. Также при полном отсутствии функции есть диагнозы с приставкой а- (отсутствие), по аналогии: алексия, аграфия, апраксия, акалькулия.

И еще одно различие в отечественных и зарубежных системах – приоритеты к подходам изучения проблемы дислексии (фонологический и зрительный). Все больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии. Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно описывает механизм нарушений в рамках и речевого, и оптического дефицита, на Западе обе концепции представлены равноценно, но, по сравнению с отечественными исследованиями, теория зрительной дефицитарности развита значительно сильнее.

В отечественной логопедии накоплен теоретический и практический материал, о дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка:

– фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребенок читает слово неправильно («шалко» вместо «жалко»);

– аналитико-синтетические проблемы, когда ребенок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («анулицу» вместо «на улицу») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов);

– оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребенок не ориентируется на листе, не видит строчки и клеточки);

– мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы;

– аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребенок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание;

– при семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения:

  • неправильный тип обучения чтению – побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребенок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А),
  • бедный лексикон,
  • плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «ручку» и «карандаш» ребенок знает, а, прочитав задание «покажи карандашом книгу, а рукой – папку», не может выполнить);
  • а также смешанные формы, когда нарушения технической и смысловой стороны чтения встречаются в сочетанном варианте – особенности кратковременного зрительного запоминания и речевого развития приводят к независимому сочетанию нарушений технической и смысловой стороны чтения («пекук» вместо «бегут»).

Еще раз сделаю акцент, потому что считаю это важным для понимания проблемы дислексии: в России дислексия считается следствием дефицита речевой обработки информации. Особое внимание в развитии речи ребенка отводится установлению связей между слышимой и самостоятельно произносимой речью. У большинства нормотипичных детей устная речь полностью формируется к началу обучения чтению или в первый год обучения в школе и составляет основу для формирования этого навыка.

Получается, что в русском языке чтение многих слов основано на установлении звукобуквенных отношений и связано с фонетическим (фонематическим) принципом письма, следовательно, основной метод обучения грамоте звуко-буквенный (аналитико-синтетический).

На Западе ведущую роль в процессах декодирования графической информации выполняет традиционный принцип, предполагающий большую нагрузку на анализ зрительной информации и зрительную память. Там обучение грамоте базируется не на звуко-буквенном, а на синтетическом методе «целых слов», или «look and say».

В приведенных работах детей много слов, которые не требуют применения правила, но в них отмечаются пропуски, вставки букв, слогов, зеркальное написание букв, раздельное написание слов, замены букв – то есть ошибки, связанные и с фонологическим, и со зрительным дефицитом. Во время чтения текста из учебника дети могут допустить подобного рода ошибки. И, хотя психологическая база чтения и письма различны, но механизм отчасти можно понять, провести некие параллели.

До дислексии надо «дорасти»

– Дислексию могут поставить только школьнику?

– Да, только школьнику или взрослому человеку. До дислексии нужно «дорасти», в том смысле, что есть начальный период обучения чтению, когда ребенок имеет право читать в медленном темпе и допускать ошибки. Когда ребенок только учится навыку, он имеет право спотыкаться и это не патологическая проблема. Например, учителю, который только выпустил четвертый класс, нужно сменить тактику, перестроиться на обучение первоклашек – они имеют законное право на обучение навыку. Любой навык, в том числе и чтение, сначала осуществляется в медленном темпе, с повторами и ошибками.

У дошкольника и вовсе ведущая деятельность игровая, а не учебная.

– Как дислексия мешает учебе и как прогрессирует? Что влияет на утяжеление ситуации, какие факторы?

– По сути, дислексия мешает всему учебному процессу. Она проявляется, как только ребенку предлагают что-то читать, а это необходимо делать практически на всех предметах. Процесс не прогрессирует, но самостоятельно и не автоматизируется, а доставляет столько проблем, что ребенок может потерять всякий интерес к учебе как таковой. Чтение становится ненавистным процессом, урок литературы – мука.

Факторы, утяжеляющие ситуацию при дислексии:

1. Слабые языковые навыки и речевые проблемы: позднее (реже раннее) начало собственной речи; свойственны яркие обороты речи; недостатки в фонетике; трудности с тем, чтобы передать мысли словами; заикание.

2. Проблемы с усвоением навыков письма: трудности в написании слов; разворот (зеркальное написание) букв и цифр; большое количество ошибок при списывании и написании под диктовку; плохой почерк; в письменных работах много исправлений; сочетано с дисграфией и дизорфографией.

3. Слабые математические навыки: трудности в учебе; сложности с оценкой времени; может быть выполнение арифметических действий, но не умение записать или прочитать их; проблемы с алгеброй или высшей математикой, но может также и быть успешным по предмету; плохая память для последовательностей.

4. Психологические трудности и проблемы: низкая успеваемость; недостаточная сформированность зрительной памяти; низкая скорость выполнения заданий и неумение уложиться в отведенный для выполнения задания срок; эмоциональная нестабильность – излишняя эмоциональность или раздражительность; трудности концентрации внимания, в том числе и на одной деятельности; проблемное переключение на разные виды деятельности; потеря интереса, неуверенность в себе; высокий уровень тревожности и страх ошибки, может оцениваться как ленивый школьник; плохо сдает тесты, несмотря на высокий IQ.

5. Моторные и психомоторные трудности: может обладать плохим почерком; расстройства пространственной ориентировки, зрительно-моторной координации, неуклюжесть, неловкость, нарушения межполушарного взаимодействия; нарушение координации движений и связанное с этим усвоение знаний – нарушение усвоения схемы тела, путает «право»-«лево» и «над»-«под»; отстает в командных видах спорта, имеет трудности с моторно-ориентированными задачами, учится лучше через практический опыт.

6. Неврологические проблемы: нередко головокружение, головная боль, боль в желудке; поведение может быть беспорядочным или разрушительным; недержание мочи даже за пределами соответствующего возраста; резкое увеличение трудностей под давлением времени и стресса.

7. Проблемы со зрением: жалобы на проблемы со зрением, которые не выявляются в ходе стандартных осмотров; может быть нарушение восприятия глубины; недостатки периферического зрения.

Перечисленные факторы могут быть сочетанными и изолированными, свойственными только дислексии.

Иногда создается впечатление, что умения «зависят от настроения» и меняются изо дня в день. Ребенок с дислексией легко может прочитать и написать какое-нибудь слово сегодня, и так же легко не сделать этого завтра. Также детям с дислексией свойственна вариативность ошибок: одно и то же слово может прочесть и верно, и неверно, а ошибочное прочтение с каждой попыткой выглядит по-новому: «кАпать – копАть – катать – гадать». Многие дети пытаются обойти трудности чтения путем угадывания слов, опираясь при этом на начальную часть слова или сходство звучания, а не на контекст.

– Как родителям понять, что у ребенка дислексия? Обозначьте, пожалуйста, явные факторы, которые говорят об этом.

– Процесс чтения превращается для ребенка в страдание, испытание, страх. Ребенок никак не понимает принцип слогослияния, не может научиться читать, не хочет читать, плачет, читает медленно, и скорость со временем не увеличивается, при чтении много ошибок (читает как будто из середины слова, читает зеркально, пропускает и заменяет буквы).

Основные факторы:

  • «механическое чтение» – непонимание читаемого текста в целом и отдельных предложений;
  • читает только короткие знакомые слова;
  • медленное слоговое чтение;
  • допускает большое количество ошибок (замена гласных, замены согласных, близких по слухо-произносительным признакам, добавление гласных, перестановка звуков, пропуск звуков, слов, словосочетаний), а также, но реже, например, чем у англоязычных детей, «зеркальные» ошибки, инверсии;
  • при чтении перерывы в озвучивании текста;
  • трудности с пониманием текста или отдельных его участков;
  • неспособность пересказать прочитанное;
  • пропускает при чтении слова, не обращая внимания на бессмысленность прочитанного.

Дополнительные факторы и дефициты – не всегда являются признаками заболевания. Если сойдутся несколько пунктов из списка, стоит обратиться к специалистам:

  • часто потирает глаза;
  • чтение под неестественным углом зрения;
  • приближение книги к глазам при чтении (при отсутствии нарушения зрения);
  • чтение одним глазом или закрытие глаз по очереди (при чтении пытается повернуть голову так, чтобы читать одним глазом);
  • жалобы на усталость;
  • головная боль;
  • нежелание выполнять домашнее задание, связанное с чтением;
  • особенности функционирования внимания, памяти, рассеянность, невнимательность, неорганизован, есть сложности с восприятием времени;
  • с трудом заучивает простейшие детские стишки (при этом у него нет проблем с памятью), с трудом распознает рифмы;
  • проблемы с оценкой письменной информации, образами, не связанными со зрительными впечатлениями;
  • незначительные или хорошо заметные нарушения координации в пространстве, замедленные или неуклюжие движения;
  • трудности с освоением орфографии и каллиграфии.

Если учитель считает, что проблемы нет

– Как разговаривать с учителем об этой проблеме? Учителей может пугать это слово – дислексия? Как вырабатывать общую стратегию помощи ребенку?

– Если дислексия не сочетается с вторичными нарушениями (умственная отсталость, задержка психо-речевого развития), то учителя ничего не должно пугать. Такой ребенок вполне, кроме чтения, может быть успешен по всем предметам.

Если есть сочетание с другими первичными проблемами, тогда нужно привлекать специалистов по решению базовых проблем.

Всем остальным детям с дислексией создавать особые условия обучения, умение подключить сохранные анализаторы (больше заданий устно, там, где ребенок успешен).

Учителям нужно привлекать родителей в союзники, а родителям – учителей, дать правильную аргументацию, что это не учитель виноват, что не научил ребенка навыку чтения, что нужно определиться с диагнозом (если это так), а потом организовывать помощь в жизни.

Активно наступает время инклюзии – все должны жить среди всех. Если у детей есть особые потребности и дефициты, то при этом должна оказываться профессиональная помощь.

– Если учитель оказывается против и считает проблему или ужасной, или «не проблемой» – как тут быть?

– В любом случае это особенный ребенок, мы как-то должны подстраиваться под него, в то же время дислексия – это не индульгенция для того, чтобы ничего не делать.

Учителю нужно, с одной стороны, помогать, потому что работа по коррекции – это не компетенция учителя. Ребенку понадобятся дополнительные занятия с логопедом, с нейропсихологом, возможно консультирование с врачами – неврологом, офтальмологом и другими.

А если учитель не хочет принимать ребенка из-за субъективных факторов – это конфликтная ситуация. Тут нужно просвещать учителя. Если образовался конфликт, то на помощь должны приходить психологи, доброжелательный административный ресурс.

Вот простые рекомендации, даже их соблюдение поможет ребенку с дислексией:

  • не заставлять читать вслух перед классом;
  • не принуждать писать диктанты в обстановке стресса;
  • задания давать не в письменном виде, а устно;
  • как можно больше использовать в обучении аудиоматериалов и других внешних опор;
  • использовать безотметочное обучение;
  • в основу оценивания класть возможности ребенка, а не нормативы.

Фото: Jallinson01 / Wikimedia commons

Вот советы учителю, у которого учится такой ученик:

  • использовать принцип преемственности между коррекционными педагогами и учителем;
  • организовать специальные консультации для специалистов и учителей, посвященные проблемам детей с дислексией;
  • дети с дислексией должны учиться и развиваться среди сверстников, их нельзя отлучать от класса, но они нуждаются в дополнительных занятиях с педагогами;
  • результат достигается за счет кропотливой работы, в том числе дополнительной (этот пункт касается и родителей в том числе).

Но какие бы мы рекомендации ни давали, нужно помнить, что все дети подойдут к сдаче единого экзамена. Перед ним, получается, все равны. И тогда все-таки нужно помнить, что не все. Нужны новые законы по различным формам проведения аттестации. Кто-то из детей с дислексией в соответствии со своими особенностями не может сдавать экзамен в тестовой форме, потому что у него проблемы с восприятием печатного текста. Иными словами, у наших детей должна быть возможность выбора формы сдачи выпускного экзамена: письменно, устно, в форме тестирования и т.д.

Может, он просто гений?

– Может быть, наоборот, дислексия – это признак гения?

– Давайте подумаем о том, как любая дефицитарность соотносится с гениальностью? Да, так бывает: одна функция компенсируется (замещается или уравновешивается) за счет другой. Примеров этому много – гениальные незрячие музыканты, художники с аутизмом, подмечающие огромное количество мелких деталей, с особенным восприятием мира. С этой точки зрения можно смотреть на проблему, но это будут отдельные истории небольшого числа людей.

Если у человека особая способность или талант, то это так и называется – гениальность, а не аутизм или дислексия.

В принципе и простые расчеты нас могут убедить в обратном. Статистика по дислексии – 15% населения. Гениев, которые признаны и реализованы, – 1:10000, то есть сто гениев на миллиард, а всего на 7,6 миллиарда жителей Земли – 760 гениев. 15% от 7,6 млрд – это один миллиард и сто тысяч гениев. Получается, процент гениев и дислексиков далеко не равен, людей с дислексией в два раза больше.

Кто-то из людей с дислексией вполне может быть гением, а у кого-то будет дислексия развития, осложненная умственной отсталостью, ЗПР или недоразвитием речи. Вообще эти рассуждения не совсем корректны – есть нереализованные (неизвестные) гении и не диагностированные люди с дислексией. Все утверждения о прямом равенстве дислексии и гениальности – ненаучны, в них нет ни статистической константы, ни доказательной базы.

Мне нравятся слова Томаса Эдисона, у которого были проблемы с обучением, некоторые источники утверждают, что они сопровождались синдромом дефицита внимания, дислексией и проблемами со слухом, он говорил, что «гений – это один процент таланта и девяносто девять процентов труда».

– В каком возрасте проблема может быть преодолена?

– Смотря какая причина. Физиологические проблемы, которые лежат в основе некоторых форм дислексии, могут корректироваться только отчасти и сохраняться на долгие годы, при этом человек может быть успешен и в жизни, и в работе. И тем не менее от нескольких взрослых людей с дислексией я слышала о том, что они приспособились. Вот один человек на руководящей должности рассказывал, что у него есть хорошая секретарь – ей он и перепоручает читать и отвечать на письма. Если нужен конкретный ответ от него, то он его надиктовывает.

Фонологические проблемы – это огромное количество дислексических ошибок, которые вполне можно преодолеть в начальной школе. Не успели – значит, в средней.

Функция речи (письма) формируется самой последней из всех высших психических функций и базируется на многих других, именно поэтому можно заниматься коррекцией (поддержанием) даже на протяжении всей жизни.

Накоплен большой опыт работы, который помогает прилично справляться с проблемой.

– Поможет ли скорочтение, чтобы увеличить темп чтения?

– Есть скорочтение и отдельно просмотр текста – чтение по диагонали.

Чтение по диагонали – это не вполне чтение. Процесс чтения реализуется в два этапа – навык и понимание. Если осуществляется только «просмотр текста», то значительно снижается понимание содержания и, конечно же, пропадает сам смысл чтения художественной литературы. Как можно читать, например, Владимира Набокова по диагонали?

Так вот, если скорочтение используется именно для улучшения скорости и темпа чтения, то – да, можно использовать, по сути, в коррекционных целях.

– Гиперлексия имеет отношение к дислексии?

– В буквальном смысле нет. «Гиперлексия» отмечается у детей с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Дети с гиперлексией и РАС, например, по титрам могут выучить иностранный язык или запомнить и воспроизвести большой объем информации не по возрасту, но смысла ее не понимают.

При гиперлексии у детей с РАС нужно упор делать на коррекцию самого расстройства аутистического спектра.

– Ребенок из-за дислексии испытывает проблемы в школе, которая и так часто – стресс, то есть стресс увеличивается. Как грамотно помочь ребенку и как родителям справиться?

– Конечно, про стресс в школе всегда нужно говорить отдельно.

Груз ответственности родителя ребенка с дислексией тяжелее. Времени для того, чтобы успеть выполнить домашнее задание, нужно больше.

Ребенок с дислексией просто не в состоянии читать быстро, без ошибок и вслух при всем классе. У детей часто «пляшут» строчки, меняются местами буквы, теряется смысл повествования, забывается правильное написание букв, и подобных проблем десятки. Из-за этого они читают медленно и с ошибками, если вообще могут приступить к процессу чтения. К концу урока ребенок настолько измучен, что вообще не может ни читать, ни писать, ни отвечать устно.

Учителя удивляются, что дети с подобными проблемами не могут приступить к чтению, у них появляются симптомы психосоматики, чем ближе к концу читаемого отрывка, тем ошибок и пауз становится недопустимо много. В то, что это не прихоть и нерадивость ученика, учителя могут поверить только после того, как появляются результаты коррекции, и когда навык чтения начинает соответствовать возрасту – иногда на это уходит несколько лет.

Тупость или расстройство обучения? Что такое дислексия и дисграфия

Дислексией называют расстройство способности читать, дисграфией — писать (в справочниках вы найдете более пространные толкования, но, памятуя о теме нашей статьи, мы предпочтем им минималистичные, оставив главное). Эти проблемы затрагивают миллионы людей, и все они сталкиваются с трудностями в процессе обучения, поскольку существующая система образования им не подходит.

На постсоветском пространстве такие диагнозы ставят редко: здесь бытует миф, что дети с дислексией и дисграфией просто умственно отсталые. В лучшем случае родители и преподаватели приписывают им лень и плохую дисциплину. Даже врачи позволяют себе некорректные заявления и могут, например, назвать ребенка с подозрением на расстройство обучения «дебилом» (автору этих строк доводилось слышать подобное в свой адрес). Потому часто у людей с такими проблемами формируется неправильное представление о себе.

Когда-то я учился с мальчиком, который в свои 15 лет с трудом читал по слогам, — над ним смеялись все, включая преподавателей. И никто даже не подумал, что ему требуется помощь. Неудивительно, что он вырос каким-то гопником.

Обычному человеку, который легко усваивает школьную программу, трудно поверить в то, что такая проблема реально существует, и представить ее масштабы. Она кажется чем-то далеким и почти иллюзорным. Но достаточно выйти на улицу и внимательнее взглянуть на тех, кого принято считать «асоциальными элементами», — и выяснится, что среди них немало людей с подобными расстройствами и неврологическими проблемами (например, СДВГ). Такие нарушения диагностируются у нас плохо, поэтому, как правило, все, кому они присущи, не понимают, что с ними происходит, и часто терпят неудачи в жизни. Виновата здесь и система образования, ориентированная только на «стандартных» детей, не имеющих никаких «отклонений». Школы равнодушно перемалывают тех, кто в эти стандарты не вписывается. Оказавшись неспособными получить даже базовое образование, некоторые люди попадают на дно социума.

Человек с расстройством обучения может иметь интеллект выше среднего и таланты, недоступные другим. Но если он не знает о своих особенностях и не понимает, как их можно корректировать и даже использовать себе на пользу, это чревато:

— ежедневными трудностями в учебе и работе;
сложностями во взаимодействии с социумом (окружающие могут считать таких людей умственно отсталыми);
— психологическими проблемами (регулярные неудачи формируют низкую самооценку и часто приводят к депрессии).

Перспективы таких людей зачастую далеко не радужны: проблемы в карьере, низкий уровень дохода и т. д. Поэтому важно, чтобы они узнавали о своих особенностях как можно раньше. И учились с ними работать.

Как выглядит дислексия

Для дислексии (от греч. dis — «утрата чего-либо, разлад» и lexis — «речь») характерны трудности с чтением даже простых и давно знакомых слов. На восприятие написанного текста таким людям требуется больше времени и усилий, чем другим. Они перемешивают буквы или читают их зеркально. Наблюдаются и проблемы с запоминанием: иногда дислексики не могут удержать в голове последовательности слов и чисел, которые только что видели в тексте.

Это расстройство обучения проявляется по-разному, но обязательно — в виде комплекса из нескольких симптомов. В раннем возрасте дислексию можно диагностировать, если ребенок:

1) читает или пишет слова задом наперед;
2) пропускает отдельные слова или места в тексте;
3) поздно начинает говорить и с трудом учит новую лексику;
4) делает повторяющиеся ошибки в произношении и на письме;
5) меняет буквенный порядок при чтении;
6) имеет проблемы с распознаванием букв и плохо сопоставляет их со звуками;
7) обладает слабо развитым для его возраста навыком чтения.

Со временем могут проявляться другие характерные особенности: человек с трудом формирует сложную речь, ему не даются новые языки, он плохо понимает шутки, основанные на игре слов. Взрослые дислексики часто избегают чтения и находят обходные пути, где злополучный навык не нужен. Многие при этом даже не догадываются, что у них есть какие-то проблемы.

Как выглядит дисграфия

Возможно, самый распространенный симптом дисграфии (от греч. dis — «утрата чего-либо, разлад» и grapho — «пишу») — плохой почерк. Также для людей с этим расстройством типичны ошибки, которые нельзя объяснить незнанием грамматики.

Другие распространенные симптомы (как и в случае с дислексией, ни один из них по отдельности не служит достаточным основанием для постановки диагноза):

1) непостоянство почерка (человек пишет то курсивом, то печатными буквами, то большими, то маленькими);
2) некоторые слова могут обрываться, сливаться с соседними или и вовсе «исчезать»;
3) буквы нередко пропускаются или путаются (особенно если они похожи по форме, как Р и Ь);
4) необычные движения и позиция тела при письме;
5) трудности с переписыванием текстов;
6) сложности с выражением собственных мыслей на бумаге.

Причины плохого почерка у дисграфиков точно не определены: возможно, виной всему слабо развитая мелкая моторика, возможно — нелюбовь к письму (как правило, людям не нравятся те занятия, в которых они слабы).

Проблемы с восприятием звуков и букв, характерные для дислексии, могут влиять и на письмо, из-за чего при разграничении двух диагнозов возникают сложности. Во-первых, нередко оба расстройства встречаются у одного и того же человека. Во-вторых, многое зависит от медицинских определений этих терминов — а они могут разниться от страны к стране, от системы к системе, от врача к врачу. Некоторые, например, называют дисграфией только проблемы, связанные с недостаточно развитой моторикой рук при письме.

О природе расстройств

Причины, приводящие к дислексии и дисграфии, пока окончательно не выявлены. Но большинство исследователей в числе двух главных называет особую структуру мозга и генетику.

«Расстройства обучения могут быть связаны с обстоятельствами появления ребенка на свет, генетическими факторами, а также с особенностями среды», — поясняет психолог Инна Пасечник.

Гипотезу о наследственной природе таких явлений подтверждает ряд фактов: братья и сестры в одной семье часто испытывают одинаковые проблемы с устной и письменной речью; около половины родителей дислексиков сами имеют аналогичные расстройства; у таких людей обнаружены специфические гены; найдены различия в структуре и активности мозга в зонах, ответственных за соотнесение звуков с буквами, а также распознавание написанных слов.

Дисграфия изучена хуже, но здесь тоже рассматриваются генетические факторы. Часто это расстройство связывают с проблемами в рабочей памяти.

Диагностика

В западных странах ребенка с подозрением на дислексию или дисграфию могут отправить к школьному психологу, неврологу или обычному педиатру. В России большинство специалистов не обучено работать с такими проблемами, но и у нас можно найти психологов, нейропсихологов и нейрофизиологов, которые занимаются этим вопросом.

«Лучше выявлять симптомы заранее. Хорошо, если еще перед школой ребенок пройдет диагностику у нейропсихолога. Расстройства обучения предсказуемы. Если мы в 6 лет обследуем человека, то сможем спрогнозировать его проблемы в школе», — считает Ирина Пасечник.

Сочетаемость

Как уже говорилось, дислексия и дисграфия нередко представляют собой комплексное расстройство, которому сопутствует и ряд других характерных проблем (на врачебном языке это называется «коморбидность»):

1) примерно 40 % людей с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности) — дислексики;

2) дискалькулия (трудности в изучении арифметики);

3) расстройства аутистического спектра.

Если говорить не о медицинских состояниях, то по каким-то причинам дисграфия и дислексия нередко сочетаются с амбидекстрией (когда человек одинаково хорошо владеет обеими руками) и гомосексуальностью. Согласно результатам исследования, 7,9 % мужчин-геев испытывают трудности с чтением (против 1–3 % в среднем по популяции).

Что поможет человеку с расстройствами обучения

В первую очередь необходимо научиться самоадвокации — способности отстаивать собственные интересы. Если вы оказались на новой работе или учебе, нужно уметь сообщать другим о своих особенностях и потребностях таким образом, чтобы достигать максимального взаимопонимания.

Например, на задания, для выполнения которых требуется применить навыки чтения и письма, человеку с дислексией и дисграфией должно выделяться больше времени. На учебе можно попросить у преподавателя его конспект. В образовательных учреждениях западных стран существуют специальные программы для людей с такими расстройствами.

При дисграфии может помочь развитие мелкой моторики. Также нужно тренироваться выражать свои мысли на бумаге и каждый раз проверять орфографию и синтаксис.

«Большинство людей, взрослея, адаптируется к тем дефицитам, которые у них есть. Если человек понимает, что у него что-то не получается, он учится делать это по-другому — например, использует только те слова, в написании которых уверен», — считает Ирина Пасечник.

С возрастом у нас снижается пластичность мозга. Поэтому, по словам Пасечник, коррекция расстройств обучения уже не будет такой эффективной, как в детстве, но всё же улучшения возможны. Психолог рекомендует активности вроде единоборств и йоги: «Такие занятия требуют сложной координации, благодаря чему развивают взаимодействие различных зон мозга и очень помогают не только телу, но и, как ни странно, голове».

Физическая активность действительно может быть полезна. Дислексию часто связывают с мозжечком — областью мозга, как раз отвечающей за координацию движений. В Великобритании в рамках исследования провели эксперимент, в ходе которого участники (дети) на протяжении месяцев выполняли простые физические упражнения. В результате испытуемые улучшили не только моторные навыки, но и языковые способности и добились прогресса в чтении.

Некоторые ученые, например профессор Йельского университета Салли Шайвитц, считают, что физические упражнения не способны вылечить дислексию, но помогают людям с такой проблемой чувствовать себя увереннее и бороться с тревогой.

Самое главное при наличии расстройств обучения — сделать ставку на свои сильные стороны. В чем же нужно искать плюсы и как их использовать?

Преимущества дислексии

Для вида Homo sapiens чтение — относительно недавнее изобретение (появилось вместе с письменностью примерно в IV тысячелетии до н. э.). В ходе этого занятия наше мышление «переключается» в специальный режим работы. Если взрослых, далеких от литературы, учить читать, их мозг меняется особым образом. Это показывает исследование Станислава Диана, известного французского нейробиолога. В ходе эксперимента испытуемые теряли способность обрабатывать определенные виды визуальной информации — например, они стали хуже воспринимать лица и шахматные доски.

Навык чтения конкурирует с другими нашими умениями, то есть имеет свою цену: вы сильны либо в одном, либо в другом.

Знаменитый художник Мариц Эшер — автор многочисленных визуальных парадоксов. Он изображал «невозможные фигуры» — представляющие собой оптическую иллюзию трехмерные объекты, которые не могут существовать в реальности. Его известная литография «Водопад», например, имеет структуру треугольника Пенроуза.

Группа психологов изучала способность людей распознавать такие фигуры. Оказалось, что дислексики справлялись заметно лучше других. Исследователи предположили, что так происходит потому, что они склонны обрабатывать визуально-пространственную информацию не локально (часть за частью), а целиком и сразу (холистически).

Так что в мифах, выставляющих людей с расстройствами обучения в выгодном свете, есть изрядная доля правды. Например, в англоязычном интернете гуляет утка, что больше 50 % сотрудников NASA — дислексики. «Это не так, — отвечает NASA в твиттере, — но они суперумные».

Люди, испытывающие проблемы с чтением, в самом деле имеют некоторые «козыри» в таких науках, как астрофизика.

Исследователи обнаружили связь между этим расстройством и способностью работать с информацией, полезной в астрономии. Например, дислексики превзошли других в поиске черных дыр!

В другом исследовании его авторы сравнивали способность студентов запоминать размытые изображения, похожие на рентгеновские снимки, — и дислексики снова отличились. Так что их таланты могут пригодиться в медицине и во многих других областях.

Ричард Роджерс, знаменитый архитектор и один из создателей Центра Помпиду, — дислексик. По его собственному признанию, он не умел читать до 11 лет, был не в состоянии учить стихи и делать домашнюю работу. Его называли тупицей. Еще будучи ребенком, Роджерс хотел сброситься с крыши.

«Дислексия, однако, помогла мне осознать, что на слова людей, говоривших: „Ты не можешь сделать это!“ — не стоило обращать внимания. Я не воспринимаю „не“ слишком серьезно», — рассказал Ричард.

Он считает, что дислексия позволяет шире смотреть на вещи, забывать «нормальные» способы работы и переворачивать всё с ног на голову.

Внимание людей с расстройством чтения, действительно, распределено шире «нормы». Например, на коктейльной вечеринке «обычный» человек будет фокусироваться на «центральных» звуках, а дислексик — на тех, что находятся на периферии.

Хотя вопрос и недостаточно изучен, понятно, что это расстройство ассоциировано с особенностями в работе мозга: дислексия позволяет лучше видеть картину в целом, а не частности, обнаруживать нечто исключительное и нетривиальное, а не банальное и лежащее на поверхности.

Поэтому такие люди чаще склонны с нестандартному мышлению. Американский профессор Томас Уэст в своей книге объясняет, что «мышление вне коробки» (out-of-the-box thinking) всегда отличало дислексиков.

Когда мы называем какие-то особенности расстройством, то должны помнить, что это определение условно. Одна и та же черта может быть и «нарушением», и преимуществом — всё зависит от контекста и конкретных задач. Дислексия не помешала молекулярному биологу Кэрол Грейдер и биофизику Жаку Дюбоше стать лауреатами Нобелевской премии. Так что никто не должен чувствовать ограничений в учебе или карьере.

Многие «расстройства» — это нормальная составляющая нейроразнообразия. Наши особенности и отличия служат движущей силой прогресса, и, если бы у всех были одинаковые мозги, человечество остановилось бы в своем развитии.

Люди бывают разные — и общество нуждается в каждом из них.

Аграмматическая дислексия обусловлена недоразвитием грамматического строя речи, морфологических, и синтаксических обобщений. При этой форме дислексии наблюдаются: изменение падежных окончаний и числа существительных («из-под листьях», «у товарищах», «кошка» — «кошки»); неправильное согласование в роде, числе и падеже существительного и прилагательного («сказка интересное», «детей веселую»); изменение числа местоимения («все» — «весь»); неправильное употребление родовых окончаний местоимений («такая город», «ракета наш»); изменение окончаний глаголов 3-го лица прошедшего времени («это был страна», «ветер промчалась»), а также формы времени и вида («влетел» — «влетал», «видит» — «видел»).

Аграмматическая дислексия чаще всего наблюдается у детей с системным недоразвитием речи разного патогенеза на синтетической ступени формирования навыка чтения.

Мнестическая дислексия проявляется в трудности усвоения букв, в их недифференцированных заменах. Она обусловлена нарушением процессов установления связей между звуком и буквой и нарушением речевой памяти. Дети не могут воспроизвести в определенной последовательности ряд из 3—5 звуков или слов, а если и воспроизводят, то нарушают порядок их следования, сокращают количество, пропускают звуки, слова. Нарушение ассоциации между зрительным образом буквы и слухо-произносительным образом звука особенно ярко проявляется на этапе овладения звуко-буквенными обозначениями.

Оптическая дислексия проявляется в трудностях усвоения и в смешениях сходных графических букв и их взаимных заменах. Смешиваются и взаимозаменяются буквы, как отличающиеся дополнительными элементами (Л — Д, 3 — В), так и состоящие из одинаковых элементов, но различно расположенные в пространстве (Т — Г, Ь — Р, Н — П — И). Данная дислексия связана с нерасчлененностью зрительного восприятия форм, с недифференцированностью представлений о сходных формах, с недоразвитием оптико-пространственного восприятия и оптико-пространственных представлений, а также с нарушением зрительного гнозиса, зрительного анализа и синтеза.

Наблюдается некоторое нарушение оптико-пространственного гнозиса и праксиса на неречевом уровне. Так, рисование по образцу и по памяти знакомых и простых по форме предметов выполняется правильно, а при срисовывании более сложных предметов отмечаются неточности, еще больше ошибок отмечается при рисовании по памяти.

В процессе рисования и конструирования фигура упрощается, уменьшается количество элементов, неправильно располагаются линии по сравнению с образцом.

Выявляются трудности узнавания букв, написанных одна над другою, дети не могут отличить правильную букву от неправильной, плохо конструируют знакомые буквы, не справляются с добавлением недостающих элементов буквы и преобразованием одной в другую (например, из буквы Р сделать букву В, из буквы П сделать букву Н).Выполнение этих заданий требует умения определять различие сходных оптических изображений, анализировать, представлять изображение или букву как целое, состоящее из определенных элементов, по-разному расположенных по отношению друг к другу.

Для некоторых детей с оптической дислексией буква является сложным оптическим образованием, анализ которого на составляющие элементы затруднен. Вследствие несформированности оптического анализа представления о сходных графически буквах являются неточными и недифференцированными.

Отмечаются затруднения в определении пространственных соотношений, в их речевом обозначении. В тяжелых случаях нарушена схема тела.

КЛАССИФИКАЦИЯ ДИСЛЕКСИЙ

Главная>Книги>Оглавление

По проявлению выделяются два вида: литеральная, проявляющаяся в неспособности или трудности усвоения букв, и вербальная, которая проявляется в трудностях чтения слов.

Б. Беккер отмечает многообразие видов нарушений чтения. Она считает возможным сгруппировать их в следующие типы: врожденная словесная слепота, дислексия, брадилексия, легастения, врожденная слабость чтения. В основе данной классификации лежит не патогенез дислексий, а степень их проявления

О. А. Токарева классифицирует нарушения чтения в зависимости от того, какой из анализаторов первично нарушен: слуховой, зрительный или двигательный. И в связи с этим выделяет акустическую, оптическую и моторную формы дислексии. Наиболее распространенной, по мнению автора, является дислексия, связанная с акустическими расстройствами, при которой отмечается недифференцированность слухового восприятия, недостаточное развитие звукового анализа. Дети с трудом сливают буквы в слоги, слова, так как буква не воспринимается ими как сигнал фонемы; смешивают сходные по артикуляции и звучанию звуки (свистящие и шипящие, звонкие и глухие и т. д.).

Акустические нарушения отмечаются как при расстройстве устной речи (дизартрии, дислалии), так и при задержке речевого развития. Таким образом, прослеживается связь между развитием устной и письменной речи, которые рассматриваются как тесно связанные стороны единого процесса речевого развития.

Четкое акустическое восприятие является одним из необходимых условий формирования устной и письменной речи. Однако овладение письменной речью предполагает в качестве основных условий наличие языковых обобщений, прежде всего фонематических, сформированность высших символических функций. Одной из необходимых предпосылок формирования чтения является умение выделять из всего многообразия звучаний фонему как специфическое обобщение смыслоразличительных признаков звука, соотнести ее с определенным символом, т. е. буквой осуществить диференциацию фонем и фонематический анализ. Формирование же дифференциации фонем и фонематического анализа — это процесс развития языковых обобщений. Нарушение их может наблюдаться и у детей с нормальным слуховым восприятием звуков речи. Формирование речевых анализаторов происходит в тесном взаимодействии с другими анализаторами, в процессе деятельности которых постоянно осуществляется влияние одного на другой. Так, при дифференциации звуков и звуковом анализе слова одновременно участвуют и речеслуховой, и речедвигательный анализатор. В связи с этим определение рассмотренных расстройств чтения как акустической дислексии, обусловленных нарушением деятельности речеслухового анализатора, является необоснованным.

При оптической дислексии отмечается неустойчивость зрительного восприятия и представлений. Плохо усваиваются отдельные буквы, не устанавливаются связи между зрительным ее образом и звуком, нет четкого зрительного образа буквы, поэтому одна и та же буква воспринимается по-разному. Наблюдается частое смешение букв, сходных по начертанию, нарушается зрительное узнавание слов при чтении (вербальная дислексия).

При моторной дислексии, по О. А. Токаревой, отмечаются затруднения в движении глаз при чтении. Акт чтения осуществляется лишь при условии координированной, взаимосвязанной работы зрительного, слухового и двигательного анализаторов. Расстройства координации этих анализаторов вызывают различные нарушения чтения. Отмечается сужение зрительного поля, потери строки или отдельных слов в строке, нарушается речедвигательное воспроизведение (дети не могут координированно воспроизводить нужные артикуляционные движения в процессе чтения при отсутствии параличей и парезов). Отмечается невозможность вспомнить необходимые речевые движения.

Многие авторы указывают на нарушения движений глаз в процессе чтения, на прерывистость, скачкообразность движений, частые регрессии, движения назад с целью уточнения ранее воспринятого, колебания в направлении, изменение направленности движений и т. д. Однако нарушения движений глаз в процессе чтения наблюдаются почти у всех детей с дислексией и представляют собой не причину, а следствие трудностей чтения.

Особенно измененными являются движения глаз при оптической дислексии. В ряде психофизиологических исследований отмечается, что неподвижный глаз практически почти не способен воспринимать изображение, имеющее сложную структуру. Всякое сложное восприятие осуществляется с помощью активных, поисковых его движений, и лишь постепенно количество их сокращается.

Эти факты убеждают в том, что выделение моторной дислексии как самостоятельного вида является нецелесообразным. В одних случаях расстройства движений глаз сопровождают нарушения зрительного восприятия и обусловливают оптические дислексии, в других случаях они являются не причиной, а следствием трудностей чтения.

Учитывая современное представление о системном строении высших корковых функций, при классификации дислексий нужно принимать во внимание не столько анализаторные расстройства, сколько характер нарушений высших психических функций, нарушения не только сенсомоторного уровня, но и высшего, символического, языкового уровня.

М. Е. Хватцев по нарушенным механизмам выделяет фонематическую, оптическую, оптико-пространственную, семантическую и мнестическую дислексию. Он считает, что у детей наблюдаются лишь фонематические и оптические формы дислексий. Другие формы отмечаются при афазии вследствие органических поражений головного мозга.

При фонематической дислексии дети не могут научиться правильно читать в течение 2—4 лет. Одни с большим трудом усваивают отдельные буквы и не могут сливать их в слоги, слова. Другие усваивают буквы без особых затруднений, но в процессе чтения слогов и слов делают большое количество ошибок, так как буква для них не является графемой (обобщенным графическим знаком). Это обусловлено, как считает автор, плохим фонематическим слухом. Представления о звуках речи у этих детей нечеткие, нестойкие, они плохо различают оппозиционные, сходные по звучанию фонемы.

В процессе чтения слов дети затрудняются сливать звуки в слоги и слова по аналогии с уже заученными слогами, плохо узнают слоги.

Оптическая дислексия проявляется в том, что буквы не осознаются как обобщенные знаки определенных фонем. Таким образом, нарушение формирования представлений о связях фонемы с графемой отмечается и при фонематической, и при оптической дислексии.

У детей с оптической дислексией наблюдаются нарушения зрительного восприятия и вне речи. Некоторые из них с трудом различают знакомые лица, сходные предметы, плохо рисуют.

При поражении правого полушария наблюдаются трудности при чтении левой части слова (Маша — каша), зеркальное чтение, слово прочитывается справа налево, отмечаются перестановки букв и слов при чтении.

В классификации М. Е. Хватцева не учитываются все операции процесса чтения. Представленные виды дислексий у детей не охватывают всех случаев нарушений чтения.

С учетом нарушенных операций процесса чтения Р. И. Лалаева выделяет следующие виды дислексий: фонематическую, семантическую, аграмматическую, мнестическую, оптическую, тактильную.

Фонематическая дислексия связана с недоразвитие функций фонематической системы, т. е. системы фонем языка, в которой каждая единица характеризуется определенной совокупностью смыслоразличительных признаков. В русском языке этими признаками являются твердость или мягкость, звонкость или глухость, способ образования, место образования, участие нёбной занавески. Каждая фонема отличается от всякой другой либо одним смыслоразличительным признаком, либо несколькими. В тех случаях, когда фонемы отличаются одна от другой несколькими смыслоразличительными признаками, говорят о звуках далеких, не сходных между собой. Например, звуки к и з отличаются рядом признаков: способом, местом образования, участием голосовых складок. Если фонемы отличаются одним смыслоразличительным признаком, то тогда они являются близкими, оппозиционными. Например, звуки сиз отличаются одним признаком (с — глухой, з — звонкий). В языке выделяются целые группы оппозиционных фонем (твердые и мягкие, звонкие и глухие и т. д.).

В словах условно можно выделить сочетание фонем, следующих друг за другом в определенной последовательности, которое связано с семантикой, смыслом. Изменение одной из фонем в слове (косы — козы) или изменение последовательности (липа — пила) приводит к изменению смысла или разрушению его.

В связи с этим В. К. Орфинская выделила следующие функции фонематической системы:

смыслоразличительная функция (изменение одной фонемы или одного смыслоразличительного признака приводит к изменению смысла);

слухопроизносительная дифференциация фонем (фонематическое восприятие: каждая фонема отличается от всякой другой фонемы акустически и артикуляционно);

фонематический анализ, т. е. разложение слова на составляющие его фонемы.

В процессе формирования устной речи у детей опора на семантику является одним из основных условий развития речевой функции (т. е. смыслоразличительная функция у говорящих детей сформирована).

У детей в ряде случаев могут быть недоразвиты функции фонематического восприятия, анализа и синтеза.

С учетом несформированности основных функций фонематической системы фонематическую дислексию можно подразделить на две формы.

Первая форма — нарушение чтения, связанное с недоразвитием фонематического восприятия (дифференциации фонем), которое проявляется в трудностях усвоения букв, а также в заменах звуков, сходных акустически и артикуляторно (б — п, д — т, с — ш, ж — шит. д.).

Вторая форма — нарушение чтения, обусловленное недоразвитием функции фонематического анализа.

При этой форме наблюдаются следующие группы ошибок при чтении: побуквенное чтение, искажения звуко-слоговой структуры слова.

Искажения звуко-слоговой структуры слова проявляются в пропусках согласных при стечении (марка — «мара»); во вставках гласных между согласными при их стечении (пасла — «пасала»); в перестановках звуков (утка — «тука»); в пропуске и вставках звуков при отсутствии стечения согласных в слове; в пропусках, перестановках слогов (лопата — «лата», «лотапа»).

Семантическая дислексия (механическое чтение) проявляется в нарушении понимания прочитанных слов, предложений, текста при технически правильном чтении, т. е. слово, предложение, текст не искажаются в процессе чтения. Эти нарушения могут отмечаться при послоговом чтении. После прочтения слова по слогам дети не могут показать соответствующую картинку, ответить на вопрос, связанный со значением хорошо известного слова. Нарушения понимания читаемых предложений могут наблюдаться и при синтетическом чтении, т. е. чтении целыми словами.

Нарушение понимания прочитанного обусловлено двумя факторами: трудностями звуко-слогового синтеза и нечеткостью, недифференцированностью представлений о синтаксических связях внутри предложения.

Разделение слова на слоги в процессе чтения — одна из причин непонимания читаемого. В результате нарушения фонематического и слогового синтеза дети не узнают слова, если они разделены на части в процессе послогового чтения, не способны объединить в единое значимое целое последовательно произнесенные слоги. Они читают механически, без понимания смысла читаемого. У детей оказывается недостаточно сформированной способность синтезировать, восстанавливать в представлении искусственно разделенную на слоги устную речь.

Дети с семантической дислексией затрудняются в выполнении следующих заданий: а) слитно произнести слова, предъявленные в виде последовательно произнесенных изолированных звуков с короткой паузой между ними (л, у, ж, а); б) воспроизвести слова и предложения, предъявленные по слогам (де-воч-ка со-би-ра-ет цве-ты).

Нарушение понимания прочитанных предложений обусловлено несформированностью представлений о синтаксических связях слов в предложении. При этом в процессе чтения слова воспринимаются изолированно, вне связи с другими словами предложения.

Аграмматическая дислексия обусловлена недоразвитием грамматического строя речи, морфологических, и синтаксических обобщений. При этой форме дислексии наблюдаются: изменение падежных окончаний и числа существительных («из-под листьях», «у товарищах», «кошка» — «кошки»); неправильное согласование в роде, числе и падеже существительного и прилагательного («сказка интересное», «детей веселую»); изменение числа местоимения («все» — «весь»); неправильное употребление родовых окончаний местоимений («такая город», «ракета наш»); изменение окончаний глаголов 3-го лица прошедшего времени («это был страна», «ветер промчалась»), а также формы времени и вида («влетел» — «влетал», «видит» — «видел»).

Аграмматическая дислексия чаще всего наблюдается у детей с системным недоразвитием речи разного патогенеза на синтетической ступени формирования навыка чтения.

Мнестическая дислексия проявляется в трудности усвоения букв, в их недифференцированных заменах. Она обусловлена нарушением процессов установления связей между звуком и буквой и нарушением речевой памяти. Дети не могут воспроизвести в определенной последовательности ряд из 3—5 звуков или слов, а если и воспроизводят, то нарушают порядок их следования, сокращают количество, пропускают звуки, слова. Нарушение ассоциации между зрительным образом буквы и слухо-произносительным образом звука особенно ярко проявляется на этапе овладения звуко-буквенными обозначениями.

Оптическая дислексия проявляется в трудностях усвоения и в смешениях сходных графических букв и их взаимных заменах. Смешиваются и взаимозаменяются буквы, как отличающиеся дополнительными элементами (Л — Д, 3 — В), так и состоящие из одинаковых элементов, но различно расположенные в пространстве (Т — Г, Ь — Р, Н — П — И). Данная дислексия связана с нерасчлененностью зрительного восприятия форм, с недифференцированностью представлений о сходных формах, с недоразвитием оптико-пространственного восприятия и оптико-пространственных представлений, а также с нарушением зрительного гнозиса, зрительного анализа и синтеза.

Наблюдается некоторое нарушение оптико-пространственного гнозиса и праксиса на неречевом уровне. Так, рисование по образцу и по памяти знакомых и простых по форме предметов выполняется правильно, а при срисовывании более сложных предметов отмечаются неточности, еще больше ошибок отмечается при рисовании по памяти.

В процессе рисования и конструирования фигура упрощается, уменьшается количество элементов, неправильно располагаются линии по сравнению с образцом.

Выявляются трудности узнавания букв, написанных одна над другою, дети не могут отличить правильную букву от неправильной, плохо конструируют знакомые буквы, не справляются с добавлением недостающих элементов буквы и преобразованием одной в другую (например, из буквы Р сделать букву В, из буквы П сделать букву Н). Выполнение этих заданий требует умения определять различие сходных оптических изображений, анализировать, представлять изображение или букву как целое, состоящее из определенных элементов, по-разному расположенных по отношению друг к другу.

Для некоторых детей с оптической дислексией буква является сложным оптическим образованием, анализ которого на составляющие элементы затруднен. Вследствие несформированности оптического анализа представления о сходных графически буквах являются неточными и недифференцированными.

Отмечаются затруднения в определении пространственных соотношений, в их речевом обозначении. В тяжелых случаях нарушена схема тела.

При литеральной оптической дислексии наблюдаются нарушения при изолированном узнавании и различении буквы. При вербальной дислексии нарушения проявляются при чтении слова.

При органическом поражении головного мозга может наблюдаться зеркальное чтение.

Тактильная дислексия наблюдается у слепых детей. В основе ее лежат трудности дифференциации тактильно воспринимаемых букв азбуки Брайля. В процессе чтения наблюдаются смешения тактильно сходных букв, состоящих из одинакового количества точек, точек, расположенных зеркально (в — и, ж — х), расположенных выше или ниже или отличающихся одной точкой (а — б, б — л, л — к).

У слепых детей с тактильной дислексией имеются нарушения схемы тела, временной и пространственной организации, доминантности, задержки в развитии речи.

Читая слово, слепой ребенок с дислексией воспринимает каждую букву изолированно от другой. У него наблюдается не глобальное чтение, а аналогическое восприятие букв. Чтение часто замедляется из-за поисков потерянного слова или предложения. Читаемое искажается инверсиями, пропусками букв.

Отмечается прерывистость, скачкообразность движений пальцев, возвращения назад для более точной расшифровки воспринятого знака (точек), колебания, неловкость, лишние движения. Эти особенности являются следствием трудностей в процессе чтения.

Логопедия: Учебник для студентов дефектол. фак. пед. вузов / Под ред. Л.С. Волковой, С.Н. Шаховской. —— М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1998. — 680 с. Главная>Книги>Оглавление